NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ
Как и почему REN TV покидают журналисты
       
Елена Федорова пока без работы.
      
       
Две недели назад ведущую информационной программы «24» Ольгу Романову отстранили от эфира. Руководство холдинга утверждало, что это «внутренний рабочий процесс», а вовсе не «зачистка». Между тем «внутренний рабочий процесс» превратился в исход журналистов с канала: в понедельник заявления об уходе подали сама Ольга Романова, главный редактор службы информации Елена Федорова, а также продюсер Татьяна Клокова и шеф-редактор программы «24» Ольга Шорина. Во вторник не желающих участвовать в этом процессе стало еще больше. О том, что происходит на REN TV, «Новой» рассказывает Елена ФЕДОРОВА.
       
       — Вам уже отдали трудовую книжку?
       — В ту же минуту. Никогда еще так быстро не увольнялась.
       — С чего начались изменения на канале?
       — На самом деле началось все с того дня, когда ушли Лесневские. Первый кризис случился, когда в программе Марианны Максимовской сняли сюжет о Казахстане, и вообще новое руководство установило довольно плотный контроль над новостями. Каждый день Александр Орджоникидзе (генеральный директор холдинга. — Н.П.) лично просматривал верстку новостей, и каждый день у нас происходили долгие выяснения, как и что показывать. Все эти полтора месяца я пыталась установить рабочий контакт. Ведь за мной — сто пятьдесят сотрудников службы информации, которым, в общем-то, некуда податься. Полтора месяца удавалось находить компромисс.
       — А что стало последней каплей?
       — Я была категорически не согласна с решением Орджоникидзе снять с эфира программу Ольги Романовой. Я считаю, что это лучшая ежедневная информационная программа на нашем канале. То, что делала Ольга Романова, на нашем телевидении уже давно никто не делает. Она делала программу, которая давала телезрителям возможность думать. Поэтому я считаю, что снятие ее с эфира — глубочайшая ошибка. К тому же это все происходило на фоне выяснения личных отношений. Так разбрасываться телевизионным продуктом — очень недальновидное менеджерское решение. Возможно, конфликт с Романовой стал поводом для Орджоникидзе — его же тоже не просто так поставили. Воспользовались ситуацией для введения жестких методов управления, и они были введены. В прошлый понедельник пришли два человека, которые были представлены как «главный редактор средства массовой информации телекомпании» и «замглавного редактора телекомпании». Выясняется, что новоиспеченный главный редактор, который, по идее, должен отвечать за весь канал, получает кабинет на новостном этаже и ничем другим, кроме как новостями, заниматься не собирается, равно как и его заместитель. И одним наблюдением не ограничились, сразу стали вмешиваться.
       — Что это значит?
       — Ведущая должна была сказать в эфире, что программа Ольги Романовой не будет больше выходить. Но перед выпуском господин Кузьменков (главный редактор канала. — Н.П.) сказал мне и бригаде, что сообщение о кадровых перестановках не пойдет в эфир: мол, это неэтично. А когда нам представили новое положение о редакции, мы с удивлением обнаружили, что назначать, увольнять, премировать сотрудников, определять контент программ будут два этих новых назначенца. Дальше — больше. Они начали активно вмешиваться в работу выпуска, давать указания, при каких условиях могут появляться в программе те или иные эксперты. При этом эксперты должны утверждаться заранее, как и примерный «текст слов», который они скажут.
       — Чем они мотивируют свои решения?
       — А ничем. Говорят: «Есть мнение».
       — В интервью нашей газете Орджоникидзе сказал, что «новости на канале останутся в том виде, что и сегодня» и что «все люди, которые делают новости, останутся на канале».
       — Странная история. Последние дни у меня было ощущение, что я работаю в какой-то другой телекомпании. За полтора месяца изменилось все — не стало нашей атмосферы. Мы гордились ею, мы в ней жили. Это была очень дружелюбная среда, в которой легко заниматься творчеством. А теперь это холодная контора. Вместо десяти человек, ушедших с Иреной (Лесневской), пришли сто и занялись канцелярией. Чтобы поехать в командировку, нужно собрать огромное количество бумаг. Главное уже не поездка куда-то, а только бумаги. Телекомпания стала бюрократической машиной, о творческом процессе никто не вспоминает.
       — Вся эта история очень напоминает историю с НТВ: пришел человек, не имеющий отношения к телевидению, начались перестановки, закрытие программ, и в итоге мы имеем совершенно другое НТВ.
       — Мы видим все эти параллели, и становится совсем грустно. Приходят люди, которые в телевидении ничего не понимают (Орджоникидзе руководил НТВ+, но это инструмент для зарабатывания денег и не имеет отношения к эфирному телевидению). Конечно, с нашими новостями им некомфортно. Ведь это большой труд. Поэтому едва ли можно предположить, что новые руководители согласятся взвалить на себя эту ношу и будут тянуть информационную лямку, как это делали Лесневские.
       — Вы согласны, что на канале идет «зачистка»?
       — А как еще это назвать, если закрывается программа, которая раздражает высокое начальство? Орджоникидзе сказал, что у новостей маленький рейтинг. Это полная глупость. Это самое нелепое объяснение, которое можно было придумать. Программа влияла на думающую часть общества. Такая программа должна быть на телевидении. И ее закрытие — либо ошибка, либо поставленная задача, которую г-н Орджоникидзе очень последовательно выполняет.
       — В рамках отдельного канала это могло бы быть ошибкой, но если взять телевидение в целом, то все вполне закономерно.
       — Да уж, мы вписались в контекст. Очень странную, на мой взгляд, позицию заняли немецкие акционеры. Кому, как не им, понимать, что значит общественное мнение. Для наших властей предержащих, как мы убеждались не раз, общественное мнение — ничто. А для европейского концерна, который обязан беречь репутацию как зеницу ока, это какая-то страусиная позиция. Когда две недели назад случился кризис, я разговаривала с г-ном Зибеналером, генеральным директором телеканала. Он был информирован о том, что у нас происходит. После этого ни одного звонка, ни одного разговора, чтобы прояснить ситуацию. Видимо, его устроила та информация, которую выдает только одна сторона. Для сравнения: когда немцы только покупали нашу телекомпанию, мы с ними общались практически каждый день. А во время реального кризиса и пяти минут не нашлось. А ведь мы себя тешили иллюзией, что немецкие акционеры смогут стать для нас некоей защитой.
       — Судя по всему, из REN TV сделают карманное телевидение по образу и подобию других телеканалов. Как думаете, зачем?
       — Наверное, есть люди, которые просыпаются утром с хорошим настроением и хотят прожить так весь день, чтобы не было никакой Ольги Романовой, которая бы рассказывала, что у вас, товарищи, тут недоработка и вот на это надо обратить внимание. Такое самоубаюкивание, самообман. На мой взгляд, это абсолютно близорукая позиция. В конце концов и это рано или поздно пройдет. Те, кто наверху, почему-то не уважают свой народ и не доверяют ему, вообще относятся к нему как к больному ребенку.
       — Вот мы все говорим о свободе слова. А может быть, она и не нужна? Вырастет следующее поколение с убеждением, что государственные каналы с одной точкой зрения — это нормально.
       — Думаю, этого не произойдет. У меня дочь студентка, я вижу, что ни в ней, ни в ее друзьях этого нет. И я очень надеюсь на это поколение. Они абсолютно свободные люди, они не потерянное поколение, которое застало советскую безысходность. Они более прагматичные и циничные, но из них нельзя сделать дураков. Они понимают, что «дело «ЮКОСа» — это не только и не столько уход от налогов. Это поколение, которое сможет изменить жизнь. В 2008-м уже не успеет, но к 2012-му у нас, я думаю, есть шанс.
       — Ну а вы-то дальше куда? На телевидение?
       — Вряд ли. На нашем телевидении, где самой острой является программа Сергея Брилева «Вести недели» на государственном канале, я себя пока не вижу. Буду думать, что делать. У нас, слава богу, есть интернет, и пока не поставили фильтры, как в Китае, можно работать и не думать о том, что у тебя есть акционеры.
       
       В этот момент к нам присоединились продюсер Татьяна Клокова и шеф-редактор программы «24» Ольга Шорина. «Многие увольняются, — говорит Татьяна Клокова. — Сегодня написали заявления уже больше десятка человек. Потому что невозможно так работать. Пришли и развалили всю информационную службу. И атмосфера стала ужасная. Я слышала, даже охранники собираются уходить…»
       
       Надежда ПРУСЕНКОВА
       
08.12.2005
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 92
8 декабря 2005 г.

Россия-2008
Кто контролирует основные отрасли экономики и 10 процентов ВВП?

После выборов
Илья Яшин. Как меня выбирали

Мосгордума-2005 исправит промахи Кремля на выборах Госдумы-2003

Член комиссии избирательного участка: Мы просто поставили нужную цифру

Семь грешков. Бессмертные технологии власти

Тупики СНГ
Все в желтом. Заметки о несостоявшейся революции

Кавказский узел
Беженцы из чеченской станицы Бороздиновская не нашли поддержки у властей Дагестана

Обстоятельства
Триста месхетинцев ежемесячно покидают Краснодарский край

Вслед за месхетинскими турками в США поедут езиды

Реакция
С кем воюют кубанские казаки?

Прокуроры подвержены имитации

Отделение связи
Чудные (это слово с двумя ударениями) читатели

Служба в безопасности

Посетители форума «Новой» ведут территориальные споры

Расследования
Пойманы торговцы спецномерами, удостоверениями и документами оперативного прикрытия

Суд да дело
Судьба вещественных доказательств в Беслане

Власть и люди
Пенсионеры отсудили целое стояние

Власть и деньги
Пора уже легализовывать взятки…

Цена закона
Спорт палат между собою

Специальный репортаж
Хроника текущего бензола

Краiна Мрiй
Летят перелетные гриппы…

Медицина
Объявлен год победы над раком

Регионы
СПИДа в мешке не утаили

Бульдозеры разрушили древний город

Как устраняют последствия паводков

Подробности
В Россию завозят радиоактивные конструкции?

Кражи цветных металлов растут с опережением инфляции

Московский наблюдатель
Репортаж с развалин жилого дома

Телеревизор
Александр Адабашьян: Благо кошельку — вред мозгам

Четвертая власть
Как и почему REN TV покидают журналисты

Проспект Медиа
Кулинары «вкусного» эфира впервые рассказывают о личном

Технологии
Россиянин: штрихкоды к портрету. Как рекламщики узнают, на что мы купимся?

Новости компаний
К 2008 году «Останкино» перейдет «на цифру»?

Минкультуры РФ просит «Мабетекс» «выступить» на российской сцене?

За рулем
Включи аварийку, пока авария в головах чиновников!

Библиотека
«Считается — побег». Глава из книги о Михаиле Ходорковском «Узник тишины»

«Стародум» Станислава Рассадина
Когда даже имя — не собственное…

Свидание
Юозас Будрайтис: атташе в роли посла

Театральный бинокль
Громкая премьера в театре для людей с синдромом Дауна

Культурный слой
Рояль на нарах

Как песня выдала государственную тайну

Наши даты
Серебряная свадьба Шевчука с публикой

Сектор глаза
Открылась фотовыставка «Мины против детства»

АРХИВ ЗА 2005 ГОД
97
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2005 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100